Ничто не забыто... Никто не забыт...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кладбище

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

----------

2

---- Большой зал

Ну, и куда, черт подери, меня занесло? - Кассипея Блэк медленно идет по усыпанной осенней листвой дорожки, то и дело пиная ногами в аккуратных туфельках с каймой черного шелка сухие листья. Она уже успела переодеться в не парадное, но одинаково красивое темно-бардовое платье с длинными рукавами, на плечах - теплая осенняя мантия, в которую то и дел приходится кутаться из-за промозглого северного ветра, развивающего длинные темные локоны. Одна из тех самых настоящих ведем, которыми родители-магглы пугают своих детишек. Не достает только метлы да остроконечной шляпы. Впрочем, у магглов крайне буйная фантазия. Чего не увидят - то додумают.
Кассиопея тихо усмехается своим мыслям, чуть приподнимая уголок четко-очерченных, обветренных на холоде губ. Приближается величайший праздник всех Волшебников, по весомости в стократ превышая Рождество. Прелестное время, когда магия достигает пика своей активности, и тогда волшебники порой чуствуют себя почти что богами, ревностно чтя традиции своего неповторимого мира.
Откуда сентиментальность и романтичность, Касси Блэк? К чему все эти распинания, уж лучше оглядись вокруг, правда прелестный пейзаж? - ухмыляется внутренний голос, а Касс, тихо от него отмахиваясь, все же оглядывается. И куда же завела меня дорожка? -  с усмешкой приговаривает она, а в голове крутится какой-то до боли знакомый французский мотивчик, что ли тот, который порой напевал маменька, укладывая дочерей спать. А вокруг -  надгробия, деревянные кресты и неизвестные захоронения. Готично. По-своему красиво и неимоверно жутко, даже для обладательницы фамилии "Блэк". Кассиопея проходит по сухой, чуть подмерзшей траве, лавируя между каменными столетними плитами с выгравированными на них знаками и датами, она глядит черно-синее небо с россыпью серебристых звезд и зависшим в нем серпом золотистого месяца. Сегодняшняя ночь воистину прекрасна. Верхушки деревьев нагибаются от ветра, почти что соприкасаясь друг с другом, пугая сонные стаи птиц, которые нашли в кронах покой и уют на ночь...
Касси присаживается на поваленное дерево, подгибая под себя ноги. Она понятия не имеет, что именно она тут забыла. Но странное умиротворение и тишина - столь необходимые на сегодня для нее спутники. И плевать, что лес небезопасен, а в замке ей может хорошенько перепасть от горе-основателей... На все плевать... Она посидит еще немного, наколдует теплый глинтвейн, чтоб согреться, насладиться его вкусом, а когда сочтет нужным, пойдет к замку по узким извилистым тропинкам...

3

Если бы девушку, бегущую навстречу утреннему ветру и, несомненно, грядущим приключениям, остановили бы и спросили, куда она так торопится - то спрашивающий, наверное, схлопотал бы по шее - ибо нечего мешать принцессе безумия. Инге не знала, почему ее на сей раз потянуло "в поля", а не походить по вожделенному замку, но свои прихоти она привыкла исполнять: чаще всего такие вот веления сердца случались не зря.
Пересекая поле с успевшей пожелтеть травой и сторонясь озера, от которого сейчас веяло промозглым холодом, Ингебьерг зашла довольно далеко от замка. Она легкомысленно не думала о том, что вне стен ее могут поджидать какие бы то ни было опасности, в то время как из оружия у нее - лишь тонкая острая шпилька, скалывающая волосы.
Через некоторое время невдалеке показалась роща - отрог Запретного Леса, темнеющего неподалеку. Валькирия прибавила шагу и вступила под импровизированный свод из не успевшей опасть листвы.
Надгробия она заметила не сразу - первые ряды деревьев успешно их скрывали. Но вот из осеннего полумрака выступили очертания первого склепа, и Инге невольно нахмурилась.
Надеюсь, здесь похоронены не невинные жертвы наших преподавателей! С них станется....
Присев на край каменной плиты, сероглазая устало вздохнула, откидывая капюшон, скрывающий темные, как смоль волосы, и худое, мраморно-бледное лицо. Попробовав прочесть выбитые на граните слова, значащиеся прямо перед ней, она увлеклась и, вскоре поднявшись с места, двинулась вглубь чертога мертвых, продолжая узнавать окончания чужих судеб. Некая Марта Джордиссон, павшая жертвой пожара, рядом - могила ее дочери, которой было два года от роду.....некий Эдельберт - о, как восхитительно вырезан орнамент, обрамляющий надпись! - резчик по граниту. О, надгробие наверняка делали его ученики....
...гостья леса сама была похожа на призрак, и только опавшие листья тихо шелестели под ее ногами...
Очередной склеп. Приоткрытая дверь. Заманчиво до безумия....придержав подол, Инге сошла по замшелым ступеням вниз и сощурилась, пытаясь привыкнуть к полумраку. Пять захоронений, одно - совсем недавнее....и поверх него лежит букет полевых цветов, успевший увясть, и книга- толстая, затянутая в обложку из телячьей кожи с серебряным тиснением на корешке - тонкая ветвь плюща. 19 лет, сын какого-то лендлорда, поэт....умер от неизвестной болезни, сгорев свечой буквально за несколько дней. На первых страницах - его стихи, всего несколько - но таких, от которых хочется плакать и смеяться, хочется чувствовать, хочется жить...
Инге не знала, зачем делает это. Но из склепа, навстречу осенне-мятной свежести она выходила, прижав книгу к груди, грея ее под плащом, словно живое существо.

-> Двор Хогвартса.

Отредактировано Ingebierg Steffersen (2008-05-13 12:25:50)