Ничто не забыто... Никто не забыт...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ничто не забыто... Никто не забыт... » Личные Темы Игроков (ЛТИ) » Берлога. Личная тема Гарольда Лонгботтома


Берлога. Личная тема Гарольда Лонгботтома

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Здесь будет все - и отношения, и мысли вслух, и неожиданный романтические прорывы, и изученные заклинания.
Вобщем, добро пожаловать в Берлогу!

2

:flag:

3

Гарольд Лонгботтом
Милый друг, ты кого себе на аватару хочешь? У меня фотошобельное настроение)

4

ну что-то вроде этого..

Отредактировано Гарольд Лонгботтом (2008-04-27 22:19:22)

5

Хелависа (Наталья О'Шей)

Королевна

Я пел о богах, и пел о героях, о звоне клинков, и кровавых битвах;
Покуда сокол мой был со мною, мне клекот его заменял молитвы.
Но вот уже год, как он улетел - его унесла колдовская метель,
Милого друга похитила вьюга, пришедшая из далеких земель.
И сам не свой я с этих пор, и плачут, плачут в небе чайки;
В тумане различит мой взор лишь очи цвета горечавки;
Ах, видеть бы мне глазами сокола, и в воздух бы мне на крыльях сокола,
В той чужой соколиной стране, да не во сне, а где-то около:

Стань моей душою, птица, дай на время ветер в крылья,
Каждую ночь полет мне снится - холодные фьорды, миля за милей;
Шелком - твои рукава, королевна, белым вереском - вышиты горы,
Знаю, что там никогда я не был, а если и был, то себе на горе;
Если б вспомнить, что случилось не с тобой и не со мною,
Я мечусь, как палый лист, и нет моей душе покоя;
Ты платишь за песню полной луною, как иные платят звонкой монетой;
В дальней стране, укрытой зимою, ты краше весны и пьянее лета:

Просыпайся, королевна, надевай-ка оперенье,
Полетим с тобой в ненастье - тонок лед твоих запястий;
Шелком - твои рукава, королевна, златом-серебром - вышиты перья;
Я смеюсь и взмываю в небо, я и сам в себя не верю:

Подойди ко мне поближе, дай коснуться оперенья,
Каждую ночь я горы вижу, каждое утро теряю зренье;
Шелком - твои рукава, королевна, ясным месяцем - вышито небо,
Унеси и меня, ветер северный, в те края, где боль и небыль;
Как больно знать, что все случилось не с тобой и не со мною,
Время не остановилось, чтоб в окно взглянуть резное;
О тебе, моя радость, я мечтал ночами, но ты печали плащом одета,
Я, конечно, еще спою на прощанье, но покину твой дом - с лучом рассвета.

Где-то бродят твои сны, королевна;
Далеко ли до весны в травах древних...
Только повторять осталось - пара слов, какая малость -
Просыпайся, королевна, надевай-ка оперенье...

Мне ль не знать, что все случилось не с тобой и не со мною,
Сердце ранит твоя милость, как стрела над тетивою;
Ты платишь - за песню луною, как иные платят монетой,
Я отдал бы все, чтобы быть с тобою, но, может, тебя и на свете нету...
Ты платишь - за песню луною, как иные - монетой,
Я отдал бы все, чтобы быть с тобою, но, может, тебя и на свете нету...

6

Ню.. горе мне, горе.. Решил составлять список отношений..

Хьюго Лантерн - с этим славным друидом планируется дружба..
Ingebierg Steffersen - опять же дружба+искренняя (братская) симпатия-любовь
Джинни Забини - моя дама сердца
Мариус Коанде - мой самый лучший враг.
Кассиопея Блэк - антипатия
Изольда Лестрейндж - знакомые
Памелла Поттер - друзья и симпатия
Джейм Поттер - уважение, нейтрал
Амелия Поттер - дружба и симпатиявозможно с перспективой
Эдгард.. Фламель? - нейтрал с перспективой:)

преподаватели - уважение и (пожалуй) недоверие к Салазару.

Отредактировано Гарольд Лонгботтом (2008-05-12 12:57:57)

7

Девушки... милые, замечательные, красивые... кому рыцаря брутального, но молчаливого. Обещаю холить, лелеять, не приставать и всячески защищать. Вот.

8

Гарольд Лонгботтом
Рыцаря - мне. Знаете...я вас сравнила с Йоханом - старшим братом, поэтому пусть я вам буду младшей сестричкой и объектом, во славу которого можно совершать всякие знаменательные глупости? )))

9

Маятник. (Крыс и Шмендра)

Мается-мается маятник, хочет мне душу рассечь пополам,
Из холода в жар, из-под плети - в объятья, с праздника - снова в бедлам.
Это так больно, бомба внутри -
если можешь - забудь,
а не можешь - в глаза посмотри.

Этот путь от истока к исходу
огненной нитью сквозь наши живые сердца.
Мы однажды вернемся в то пламя, откуда мы родом,
Но сначала пройти семь кругов до конца

Тик-так, друг, враг - сам дурак.
Тик-так, свет, мрак - дайте мне знак:
Каждой птахе - по плахе, на версту - по кресту,
Наше небо молчит - мы идем в пустоту.

Мается-мается маятник,крутитсь-бьется пружинка в часах,
Сколько еще мне осталось, кукушка, до взрыва вселенной и ветра в моих волосах?
Неужто так мало - святое ничто.
Вот колодец с живой водой - а в руках - решето.

Этот путь от истока к исходу
Кровью начертан на рваном парусе неба,
Эй, привратник, открой мне ворота домой,
Но сначала пройти семь шагов для разбега.

Тик-так, сон, мрак - что-то не так,
Тик-так, боль, страх, пепел и прах.
Это так больно - сердце в груди.
Если можешь - терпи, а не можешь - подожди.

Этот путь от истока к исходу
Был предначертан на картах всех дальних путей
И откроется дверь, и вперед, на свободу,
Но сначала проиди, все, что должен успеть.

10

Кусочек славного фика - "Как все было на самом деле". Взят, кажется, с "Народного перевода". Мне показалось, совершенно в тему:)

Глава 04. Новая игра

Погода в середине августа стояла просто чудная, лёгкий живой ветерок помогал обитателям Муми-дола справляться с жарой, и все они дружно высыпали с утра на песчаный берег моря. Даже Тофсла и Вифсла на время прекратили бояться и пошли загорать со всеми. Они поставили чемодан чуть в стороне, аккуратно повесили на него свои балахончики, оставшись в набедренных повязках, и разлеглись прямо на нагретом песке.
Муми-тролль со Сниффом и фрёкен Снорк занимался самым интересным на свете делом: исследованием волшебной шляпы. Невдалеке от них Малышка Мю трудолюбиво обрывала с куста сухие листики и прутики.
Когда друзьям наскучило превращать камешки в разноцветные ластики, а ракушки в зефир, они решились на очень опасное предприятие. Втайне от старших они пробрались в крохотную пещерку, которую море вымыло в ближней скале, и начали по очереди мерять шляпу.
Первым на это отважился Муми-тролль. С замиранием сердца он опустил шляпу на голову и тут же окутался ярким оранжевым светом. В руках у него невесть откуда появился меч.
— Шляпсла тебясла признасла! — благоговейно произнёс остроносенький Тофсла. Оказывается, пока заговорщики крались к пещере кружным путём, глазастая Малышка Мю заметила их маневры, позвала с собой Тофслу и Вифслу, и теперь эта троица стояла у входа в пещеру с раскрытыми ртами.
— Теперьсла тысла — хозясла шляпсла! — добавил Вифсла и склонился в таком низком поклоне, что длинные уши упали ей на лоб.
Муми-тролль закатил глаза вверх, чтобы получше рассмотреть шляпу, но не увидел ничего, кроме её широких полей. Недовольно фукнув носом, он отвернулся от малышей и поманил к себе фрёкен Снорк и Сниффа. Настырная Малышка Мю тут же пролезла у него под рукой; трое друзей досадливо поморщились, но пропустили её в середину кружка, зная по собственному опыту, что спорить бесполезно.
— Ребята, а давайте играть в волшебников! Мы будем самыми главными, наберём малышню и будем её учить! — прошептал Муми-тролль, поддерживая сползающую на нос шляпу обеими руками.
— Чур я самая главная по сочинению учебников! — тут же подняла руку фрёкен Снорк. — Ты сам вчера говорил, что я очень умная.
— А я что буду делать? Я тоже хочу быть самым главным, — с обидой сказал Снифф. Он тайно ревновал фрёкен Снорк к Муми-троллю и теперь досадовал, что такая отличная мысль пришла в голову не ему. "Всё время этот выскочка меня опережает, — мрачно размышлял он. — Ничего, я всё равно когда-нибудь буду первым! И самым-самым главным!"
— И тебе дело найдётся, — легкомысленно махнул рукой Муми-тролль. — Например, ты можешь готовить чародейные отвары. Пошарь по своим карманам, там столько всякой всячины валяется — на целый котёл хватит.
— А я? А мне чего? — дёрнула Муми-тролля за рукав Малышка Мю.
— А ты будешь своей зеленью заниматься, — недолго думая, ответил тот.
Малышка Мю удовлетворённо кивнула и тайком засунула прутик за ленту волшебной шляпы.
— А я буду главным строителем и хранителем нашего будущего замка, — подытожил Муми-тролль.
— А теперь давайте выберем себе новые, волшебные имена! — предложила фрёкен Снорк, мечтательно закатив глаза. — Мне всегда нравилось имя Ровена...
— А кто у нас будет главным волшебным врагом? — спросил Снифф.
— Как — кто?! — удивился Муми-тролль. — Морра, конечно.
— Какое смешное имя! — хихикнула Малышка Мю. — Морра-Волдеморра!
Она вытащила прутик из-за ленты шляпы и махнула им, как саблей. В воздухе возникла маленькая серая фигурка с крылышками, от которой ощутимо повеяло холодом. Сердито зажужжав, она окинула притихших детей долгим ледяным взглядом и вылетела из пещеры.

Авторский текст тут: http://pelipejchenko.livejournal.com/229088.html

11

Тронуло до слез.. вот как бывает..

Кошмар.
Все жильцы нашего многоэтажного дома знали кто такой Кошмар. Так звали нашего дворового кота. У Кошмара было три любимых занятия:
драка, поедание мусора и, если можно так сказать любить.
Все это, совместно с уличным образом жизни, оставило неизгладимый след в жизни Кошмара. Во-первых, у него был только один глаз, а на место второго
сияла дыра. С этой же стороны у него не хватало уха. Его левая нога когда-то была сломана и срослась неестественным образом, из-за чего всегда
казалось, что он сворачивает налево. Он давно уже потерял свой хвост, от которого остался только постоянно дергающийся маленький обрубок.
Кошмара можно было назвать полосатым, если бы не желтые струпья, покрывающие его голову, шею и спину. У всех, кто встречал его на улице,
вырывались одни и те же слова: "Какой КОШМАР!". Детям запрещали его гладить, а взрослые швыряли в него камнями, поливали из шланга, когда он
пытался зайти к ним в квартиру, и хлопали дверью по лапам, если он не хотел уходить. На это у Кошмара была одна реакция. Если на него направляли
струю воды, он стоял на месте и мок до нитки, пока вы не махнете рукой, и не бросите эту затею. Если в него бросали различными предметами, он
сворачивал свое тощее тело калачиком у ваших ног, как символ прощения.
Всякий раз, когда он видел поблизости детей, он изо всех сил бежал к ним навстречу, отчаянно мяукал и упирался головой в их ладони, умоляя о
любви. Если вы вдруг брали его на руки, он тут же начинал облизывать ваш рукав, ваши украшения - все, что попадало в зону достижения его языка.
Однажды кошмар решил поделиться своей любовью с соседскими овчарками. Они не ответили взаимностью и жестоко потрепали Кошмара. Я был в своей
квартире, когда услышал его жалобные крики. Я тут же бросился ему на помощь, но к тому времени, как я его нашел, было ясно, что его печальная
жизнь подходит к концу.
Кошмар лежал на асфальте, его задние лапы были безобразно вывернуты, а по морде стекала большая слеза, оставляя за собой чистую полоску белого
меха. Я взял его на руки и понес домой. Он дрожал и тяжело дышал. Я видел, что каждое движение причиняет ему огромную боль. И тут я ощутил
знакомый шершавый язычок. Кошмар, которому было так больно и оставалось лишь несколько минут до смерти, лизнул мою руку. Я прижал его к себе,
он спрятал голову у меня в ладони, посмотрел на меня единственным золотистым глазом и+ громко замурлыкал. Даже в минуты страшной боли этот
побитый жизнью кот просил лишь о капле ласки и сострадания. В тот момент я подумал, что Кошмар - это самое прекрасное и любящее существо на
свете. Он ни разу не попытался укусить или поцарапать меня; он даже не вырывался из моих рук. Он просто смотрел на меня с полной верой в то,
что я постараюсь облегчить его боль. Кошмар умер у меня на руках, прежде чем я успел унести его в дом. Но я еще долго держал его на руках и
думал о том, как израненный и покалеченный бродячий кот смог настолько изменить мое представление об истинной и беззаветной любви и подлинной
чистоте духа. Кошмар стал для меня примером жертвенности и сострадания - лучшим, чем тысячи книг, семинаров и телепередач. Я всегда буду
благодарен ему за это. Он был изранен снаружи, я изранен внутри. Но он показал мне, что пришло время, идти вперед и учится настоящей беззаветной
любви. Любви, отдающей все без остатка.
Многие люди хотят быть богатыми, преуспевающими красивыми и популярными; я же хочу быть таким как Кошмар...
--------------------------------------------(с)

Отредактировано Гарольд Лонгботтом (2008-05-27 14:12:56)

12

Моему самому любимому и самому ревнивому. Гарольд, я тебя люблю!

Я люблю тебя, слышишь? Слышишь.
Для меня ты живешь и дышишь.
Понимаешь, ты мой? Понимаешь.
Ты всю жизнь мою занимаешь.
Ты мой, самый добрый и славный,
Ненаглядный, милый и странный,
Мой веселый и мой суровый,
Каждый день мой: прошлый и новый!
Свои глаза в улыбке прищурив
И сердито брови нахмурив,
Мой всегда: при разлуке, при встрече,
Днем и ночью, и в тихий вечер,
Мой, и злой, и порой нехороший,
Мой отчаянный и осторожный!
Я храню твоих глаз просинь,
Твою зиму, весну и осень!
Я всегда неразлучна с тобою,
Для меня твое-все родное!
Ты мне всех дороже и ближе,
Ты живешь для меня, пойми же!
Для меня твои руки, губы
Ты мой нежный и ты мой грубый!
Для меня твои беды - горе,
Твоя радость - мне счастья море!
Мне не надо другого взгляда,
Поцелуев других не надо,
Рук других - не твоих - не хочу я!
Просто ты - это мир где живу я!
Ты-все: тучи в небе огромном,
Ты и солнце, ты тихая лунность,
Ты-моя бесконечная юность!
Ты же доброе, все земное,
Ты же тоже весною со мною?
Просто ты-это я, ведь правда?
И другую тебе не надо!?

13

Спасибо, моя радость!:) я тебя люблю!

14

Крыс и Шмендра. Странники

Выжить и жить, взлететь, не пасть,
Суметь удержаться на лезвии слова,
Тропою эпохи сквозь тысячелетнюю грязь,
Потом по стерне да по иглам сосновым.

До первой звезды, что так далека,
И не было вести, что кто-то добрался,
Но в день, когда нас утащила с собою река,
Мы сделались частью всемирного братства.

Странники, дети звезды,
Вечная жажда у кромки бегущей воды.

Идти - не дойти, и петь - не допеть
На лютом ветру, на последнем пределе.
Все лишнее прочь, ты обязан успеть
Зажечь свой огонь в самом сердце метели.

Ты легче, чем пух, ты прозрачен, как звук,
Не знает никто, где сегодня ты бродишь,
И голос струны оживает в тепле твоих рук,
И поет бесконечные гимны свободе.

Странники, эхо миров,
Летящие в воздухе искры небесных костров.

Где ты теперь, мой товарищ и брат?
Кто-то упал, а кто-то вышел до срока,
И из тех, кто в пути, ни один не вернется назад,
Мы встретимся там, куда всем нам дорога.

Странники, в мире года,
Мы пленники века, сказавшие вечности "да".


Вы здесь » Ничто не забыто... Никто не забыт... » Личные Темы Игроков (ЛТИ) » Берлога. Личная тема Гарольда Лонгботтома